На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Свежие комментарии

Почему релокантов и космополитов не будут судить



Дмитрий Медведев попросил Одессу вернуться обратно в Россию, а также рассказал много интересного про Ближний Восток, про новый Нюрнберг, про мигрантов и про иноагентов за рубежом. Интервью важное, поэтому мы с Кримсональтером подробно разобрали его вчера в Клубе Зелёной Свиньи (ссылка). В частности, мы обсудили печальные перспективы Израиля и тот королевский подарок, который власти этого американского анфан террибль сделали России.

Стенограмму интервью нашего прошлого и, может быть, будущего президента можно прочесть вот здесь, а посмотреть видеозапись интервью вот здесь. Рекомендую потратить время на знакомство с источником — это одна из опорных точек, которые появляются примерно раз в месяц, и по которым можно делать надёжные выводы о текущих настроениях в верхах.

На контрасте с варварской кровожадностью внешних и внутренних врагов России всегда хорошо смотрится юридическая корректность наших президентов 21-го века. Напомню, и Владимир Путин, и Дмитрий Медведев — юристы. Путин закончил юрфак ЛГУ в 1975 и работал там позже помощником ректора. Медведев закончил тот же юрфак ЛГУ на 12 лет позже, в 1987, преподавал там 11 лет гражданское и римское право, защитил кандидатскую диссертацию, написал несколько глав для профильного учебника.

Дмитрий Медведев чётко отделяет мораль от ответственности, мух от котлет. Процитирую два фрагмента (из интервью). Про релокантов:

Вот вы назвали их релокантами. Релоканты — термин красивый, это просто переместившиеся, среди них есть разные люди. Люди, которые просто туда уехали, испугавшись чего-то, не чувствуя до конца, что происходит, по каким-то своим причинам, и просто там сидят, отсиживаются – ну и бог с ними, пусть сидят, никаких претензий правовых к ним в настоящий момент нет и быть не может. Моральные – ну это уже категория нравственная, это отдельная история.

Но среди них есть небольшая часть известных людей, которые, переместившись туда после начала СВО, или даже до СВО, ведут агрессивную антироссийскую кампанию, желают смерти нашим военнослужащим, участвуют в программах поддержки ВСУ, желают поражения России и её раздела на части. Эти релоканты – они мерзавцы. Они совершили уголовное преступление и должны подлежать уголовной ответственности. У нас будет повод плюнуть на их могилы.



И ещё: про побеждённых боевиков и про беспринципных хатаскрайников:

Что касается людей, люди [в новых регионах] разные. Вы сказали, сидят и ждут украинских танков, – я думаю, таких там не так много. Там просто есть люди, которые сидят и думают: «Кто будет сильнее, тем мы и будем служить. Но мы должны работать со всеми. Надо убедить этих людей в том, что мы вернулись навсегда. Если это люди, которые вредят России, их надо изобличать и наказывать, отправлять в Сибирь. Вот так. На перевоспитание в исправительно-трудовые лагеря.

Что касается тех, кто сейчас воюет. Здесь можно вспомнить события истории XX века. Когда закончилась Вторая мировая война, руководителей гитлеровской Германии, активистов НСДАП, СС, партийно-политический аппарат судили. Кого-то казнили, их было немного, кого-то просто осудили. Но абсолютное большинство участников немецкой военной машины вернулись домой, им простили, если они не были изобличены в преступлениях против человечности, в геноциде, истреблении людей по национальному признаку и так далее. В известном смысле такой же масштаб должен быть здесь применён. Мы же пленных не уничтожаем. Мы, наоборот, относимся к ним гуманно. В последнее время они активно сдаются, потому что понимают: если они останутся там, они погибнут, если они попадут в плен, они, скорее всего, вернутся когда-то домой.



Обратите внимание: никаких массовых ослеплений в духе Василия Болгаробойцы, никаких массовых расстрелов, никаких карательных лагерей со смертностью в 25% в год. Совершал уголовные преступления? Справедливый суд, гуманное и соразмерное тяжести содеянного наказание. Вёл себя недостойно, но уголовных преступлений не совершал? Светский суд передаёт дело в суд личной совести фигуранта.

Сейчас многие шизопатриоты почуяли запах крови, надели комиссарские тужурки и сражаются за неформальную власть. Их план стар и прост: они хотят открывать с ноги двери в кабинеты политиков и бизнесменов, нацеливать маузер в лоб жертвам и требовать подарков за прощение недостаточного патриотизма. Аналогичным образом в США сейчас действуют радужные активисты — каждый американский политик, каждая американская корпорация вынуждены откупаться от хунвейбинов, делая пожертвования и выделяя хлебные должности. Тех, кто отказывается платить, активисты обвиняют в расизме, гомофобии, нанесении вреда природе и тому подобных смертных грехах. Если произвести обмен — поменять наших шизопатриотов на американских срамцов — то уже через неделю срамцы спрячут татуировки под гимнастёрки и будут яростно возмущаться фривольной вечеринкой в Челябинске, на которую кто-то пришёл в юбке выше колена. Наши шизопатриоты, в свою очередь, будут задорнее всех танцевать на параде гордости в Сан-Франциско, а потом по списку отменять местных политиков, поленившихся прийти на церемонию целования ботинка.

Я делаю прогноз так уверенно, потому что мы уже много раз видели подобные перекрашивания, потому что биографии самых ярых шизопатриотов говорят сами за себя, и потому что суть подобного активизма всегда одна — шантаж. «Плати нам, или мы сделаем тебе больно» — популярная формула, при помощи которой люди определённого типа делают себе карьеру тысячелетиями.

Да, теоретически можно было бы разработать что-то вроде системы социального кредита, а потом снимать или начислять баллы за патриотизм:

— участник СВО: плюс 200 баллов;
— работает в ОПК, делает оружие для СВО: плюс 100 баллов;
— жертвует на СВО значительную часть дохода: плюс 70 баллов;
— поддерживает Россию: плюс 30 баллов;
— действует по принципу «права моя страна, или нет, это моя страна»: плюс 10 баллов;
— релоцировался: минус 30 баллов;
— жертвует на ВСУ: минус 100 баллов;
— лично воюет на другой стороне: минус 200 баллов;
— распространяет клевету о русской армии: минус 300 баллов.

Всё это славно выглядит на бумаге и — более того — кажется разумным для воюющей страны. Проблема в том, что как только появляются подобные внесудебные механизмы, их немедленно начинают эксплуатировать салонные визгуны, единственный навык которых заключается в том, чтобы лезть по головам наверх с маской благородного возмущения на лице. В итоге отрицательный соцкредит будет у порядочного человека, который один раз неловко отшутился от провокационного вопроса, а положительный — у порядочной сволочи, которая пять раз постояла с «патриотическим» плакатом в нужных местах.

Юридический подход Дмитрия Медведева — судить надо за уголовные преступления, а не за аморальщину — является, на мой взгляд, не только цивилизованным и выгодным для государства, но и комфортным для тех, кто считает неправильным монетизировать свой патриотизм.


PS. Кстати, раз уж зашёл разговор. Если бы у вас была ядерная бомба в 59 мегатонн, на какой город вы бы её сбросили? Заранее предупреждаю шутников: за предложение бомбить Россию буду банить, Россию бомбить нельзя.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх